Записки бешеного Грифона (w_stalker) wrote,
Записки бешеного Грифона
w_stalker

Categories:

Сталкер. Часть 4.

Канун Рождества. Утром пришло письмо от деда. Пропала тетя Сандра. На госпиталь, в котором она работала, произошло нападение. Её нет ни среди выживших, ни среди погибших. Теперь в госпитале практикуют некромедицину. Оставшиеся в живых колдомедики подчинены Империусом. Я заперся в спальне и сел на кровать. Плакать я не мог, но меня трясло от злости и собственного бессилия. Алиса, так же оставшаяся на каникулы в Хогвартсе и видевшая, как изменилось мое лицо после прочтения этого письма, стучала в дверь и спрашивала все ли в порядке и не нужна ли её помощь, но я не отвечал.

В Хогвартсе и Хогсмиде сейчас стало более-менее тихо. Бои уже не шли на улицах деревни, нежити тоже не было видно уже больше недели. Днем начали приезжать школьники, которых родители отпустили на Рождество в Хогвартс. Надо было пересилить себя и выйти встречать их. К нам на факультет приехали Кара (Алланкара), Шелби, Кристина и Уильям. Мы украсили гостиную к празднику и стали ждать, когда начнется бал.

Директор привез с собой на Рождество свою маленькую дочь, Маргариту. Ей еще не скоро предстоит обучение в Хогвартсе. Видимо почувствовав мое настроение, она подошла ко мне и подарила вырезанную ей из бумаги снежинку. Я улыбнулся и поблагодарил её, мое настроение слегка улучшилось.

Начался бал. За это время я немного научился танцевать, но желания не было. Пару раз я пригласил кого-то на танец, но скорее ради соблюдения приличия. Время шло медленно, я следил за танцующими с балкона. Вдруг что-то произошло. Велеслава упала, над ней стоял Родри, перед этим я видел, что они танцуют. Кто-то стал оказывать помощь Велеславе, кто-то наложил на Родри Морфеус. Я быстро спустился в зал, зажав в руке палочку. Я был очень зол. Хотелось бить его максимными чарами долго и вдумчиво, а потом сдать аврорам для дальнейшего разбирательства. Видимо, поняв мои намерения, меня стали останавливать, а Родри отнесли подальше. Тем временем Велеслава пришла в себя и, улыбнувшись, сказала, что нечасто кавалерам удается затанцевать её до потери сознания. Родри отпустили. Я ушел в спальни. В таком настроении на балу мне делать было уже нечего. Полежав некоторое время на кровати, я не заметил, как заснул.

Как бы я ни пытался раздуть пламя в камине сильнее, в доме теплее не становилось. Проклятая зима, длится уже более ста лет. Я никогда не видел, как цветут цветы, как покрывается зеленью лес. Есть пророчество, что придут дети Адама и Евы и спасут нас, но с каждым годом надежда на это все угасает. Я и мои товарищи сражаемся с ледяными колдунами по мере наших сил, но даже магии моего копья не хватает на то, чтобы уничтожить колдуна, через некоторое время он вновь появляется в замке своего повелителя.
Частый стук в дверь вывел меня из мрачных раздумий. Кто же это может быть в такой час. За дверью белка Тараторка.
- Агенор, собирайся, бери копье, они пришли, их нужно защитить. – затараторила она.
- Погоди, кто пришел? Кого защищать?
- Как кто? Дети Адама и Евы в нашем мире. Они пришли. Собирайся.
Я взял копье, посадил белку себе на спину и поскакал туда, куда говорила мне белка. Через некоторое время мы увидели идущую по снегу группу детей, летучая рыба Аурелия и мой друг – храбрый мыш Рипичип сопровождали их. Мы с Тараторкой присоединились к группе.
В лесу мы увидели, что Белый Медведь служащий ледяному колдуну напал на фавна Тумнуса. Отбив Тумнуса мы пошли дальше к Замку Четырех Королей и Королев. Путь наш лежал мимо владений Ледяного Колдуна, его прислужники напали на нас. Я и Тумнус остались, чтобы задержать нападавших, а Аурелия и Рипичип стали уводить детей к Замку. Мое копье, испускающее солнечный свет, отпугивало ледяных, но их было слишком много и нам пришлось отступать. К счастью, до Замка мы добрались без потерь. Сыновья Адама и дочери Евы смогли войти в замок и пригласили нас войти. Это была великая честь для нас.
В камине горел огонь, в замке было тепло. В первый раз за свою жизнь я действительно ощущал тепло, и дело было даже не столько в огне, горевшем в камине, сколько в огне, горевшем в сердцах большинства детей. Именно оно согревало нас. Мы рассказывали им о нашем мире, о том, каким он был до прихода Ледяного Колдуна и о пророчестве. Они же рассказали нам о Хогвартсе и Магической Британии. Оказывается они тоже волшебники, но не злые, не такие как ледяные. Они обещали помочь нам с нашей бедой.
Обрадованный я вернулся в свой дом. Оказалось, что меня искал прислужник ледяных – минотавр. Что ему от меня было нужно? Неважно. Завтра надо будет помочь детям. С этими мыслями я уснул.

На утро я отправился охранять Замок и его новых обитателей. Сыновья Адама и дочери Евы проявляли свои храбрость, доброту, ум и волю. Они освободили наяд и водяного, победили дракона, отогревали огнем, который им дал мудрец Игни заколдованных обитателей Нарнии, достали заколдованный меч из озера.
Несколько раз к Замку приходили ледяные во главе с Ледяным Колдуном и предлагали дары и обучение детям, но те отказывались.
Помню, как мы сцепились с минотавром, он хотел забрать мое копье. Мы дрались, а вокруг стояли дети, звери и ледяные. Кто-то из ледяных направил на меня свое заклятье и минотавр вырвал из моих холодеющих пальцев копье. Потом дети отогревали меня в Замке, не знаю, как им удалось меня внести внутрь, кто мог быть настолько силен, чтобы поднять кентавра. Дочь Евы Джейн принесла мне горячего питья, кто-то еще, я не видел кто, пел песню, и её мелодия вновь согревала меня.
Помню, как, находясь в Замке, услышал на улице шум, я выбежал из ворот замка, но было уже поздно. Мой друг Рипичип превратился в ледяную статую, над ним стоял Ледяной Колдун и смеялся.
Помню, как мы ходили в замок Ледяного Колдуна, чтобы спасти наших товарищей и детей, попавших к нему в замок. Тумнуса подчинили себе ледяные, он напал на нас, но мы смогли вывести кого-то из детей и разморозить нескольких наших друзей.
Помню, как склонили мы головы перед новыми королями и королевами. Король Панду, королева Чарисса, королева Джейн и королева Магргарита. Они столько сделали для нас, и мы не могли поступить иначе.
Не один раз ходили мы к Игни, чтобы спросить его помощи и взять огня от его костра. С каждым разом мудрец становился все печальнее. Когда же выяснилось, что среди детей есть тот, кто согласился обучаться у Ледяного Колдуна, Игни пожертвовал собой, чтобы обменять свою жизнь, на жизнь ребенка. Вокруг костра стояли дети и звери, ледяные и те, кто им служит. Игни и Ледяной Колдун сидят в шатре Игни и обсуждают что-то. Кто-то из ледяных захотел отобрать у детей волшебный меч. Я схватил меч за рукоять и упал на него своим весом, ледяные не смогли его отобрать. После чего я передал меч королеве Чариссе и сыну Адама Лео. Светом меча они отогнали ледяных и те больше не посмели атаковать.
Помню, как сердце мое сковало льдом, когда его заморозил ледяной. Я ходил с ними и восхвалял мороз и снег, а тем временем холод уступал теплу. И атаковал я детей наравне с теми, кто служит ледяным, но не видел дурного в своих делах. А потом пришел Ледоход, и вернулся в Нарнию Аслан, и отогрелось сердце мое.
Помню, как бежал Ледяной Колдун, как растаял замок его, а после и он сам.


Настало утро. Какой странный сон. Однако, он вселил надежду на лучшее. Мое настроение резко улучшилось. Я пошел в главный зал. Там директор спрашивал младшекурсников где они были всю ночь и они рассказали свою историю. Она была настолько похожа на мой сон, что я не мог в это поверить. Неужели это действительно было на самом деле и мне это не приснилось? Судя по лицам некоторых старшекурсников, они были удивлены не меньше меня.

Наступило Рождество. Всех учащихся и преподавателей пригласила к себе на Рождественский бал Габриэль МакГонагалл. Мы аппарировали к ней в поместье, чтобы потом мы, как старшие, могли сопровождать тех, кто еще не умеет аппарировать в поместье.

На улице уже не было так холодно, как вчера. Местами даже подтаял снег. Однако, пока шла подготовка к балу, мы с Хаффлпаффцами сидели в гостиной и обсуждали их ночные приключения. Как оказалось, в них участвовали они все. Я спросил их, не было ли в том мире кентавра, и они в точности описали того, кем я чувствовал себя во сне. Да, это был не просто сон. Пока мы разговаривали к нам на украшенную игрушками и мишурой елочку спустилась еще сонная, но от этого не менее прекрасная бабочка. К нам пришла Велеслава и сказала, что это явно знак того, что зима скоро отступит и все наладится.

Из подземелья выполз василиск, мы все отвернулись, чтобы не встретиться с его смертоносным взглядом. Он долго разговаривал о чем-то со Снейпом на парсултанге. После этого он сбросил шкуру и стал человеком. Его взгляд больше не мог причинить вреда окружающим, но многие все же опасались встречаться с ним глазами.

Бал прошел очень хорошо. К сожалению, драконологи не обошлись без своих статусных чар, но они делали это тихо, и особо не привлекая к себе внимания. Я аппарировал школьников обратно к воротам Хогвартса. Жаль, но я не рассчитал свои силы и когда забирал последних Лео и Кару, нас довольно грубо вытолкнуло, и мы упали в снег. Все на сегодня аппарировать я больше не могу.

Хоть уже и поздно, но спать мы еще не легли. Я сижу с Лео и Чариссой в гостиной Гриффиндора. А ведь я мог бы учиться вместе с ними, подумал я, на этом факультете учился мой дед. Вдруг мы услышали крик, доносящийся из подземелья. Мы побежали туда, взяв палочки наизготовку. В подземельях мы увидели Родри и Альгенштерн, младшекурсницу со Слизерина. Как-то они странно выглядели. Особенно Альгенштерн, она была бледна, и её слегка трясло. У нас появились подозрения, что он применял к ней Круциатус, но доказать мы этого не могли. Он опять выкрутился.

На следующий день школьники стали разъезжаться по домам. Я тоже решил навестить деда. Вышел за ворота школы и аппарировал. Хлопок, мир привычно свернулся, а потом развернулся, но уже возле приметной сосны рядом с лесной тропинкой. До Дома осталось пройти всего минут пять – десять по прекрасному зимнему лесу. Я шел по тропе, размышляя о том, как буду рассказывать деду все то, что произошло в Хогвартсе на Рождество.
Когда Дом появился в зоне видимости, меня что-то насторожило. То ли непривычная тишина была тому причиной, то ли незнакомый, едва ощутимый, сладковатый запах. Я достал палочку и осторожно приблизился к Дому. В снегу перед мастерской было много следов. Наверное у деда были покупатели… Но где же он сам? Я осторожно вошел в мастерскую, везде царил беспорядок, все вещи были перевернуты. Опрокинут верстак, ящики со стружкой и заготовками, на полу виднелись багровые пятна. Здесь явно была драка. Я вбежал по лестнице на второй этаж в комнату деда. Здесь так же все было перевернуто. Деда не было. Я решил обойти весь дом. Ближе к подвалу сладкий запах усиливался, постепенно превращаясь в притонную вонь. Я зажег Люмос и зажав рукавом нос спустился в подвал.
Осветив дальнюю часть повала, я увидел то, чего боялся увидеть больше всего. К одной из опорных свай был привязан дед, рядом валялась склянка с остатками непонятной черной жидкости. Одежда на деде была разорвана, раны гноились, взгляд мертвых глаз как будто следил за входом в подвал. Он пошевелился и, издав нечеловеческий рев, попытался сделать рывок ко мне. Веревка удержала то, во что превратился дед. Я опешил. Разумом я понимал, что должен сделать, но сердце не принимало доводов разума. Тварь все рвалась дотянуться до меня, пыталась разорвать сдерживающие её веревки, но отчего-то у неё не получалось это сделать. Не знаю, сколько просидел в подвале… Я собрался с духом и сделал то, что должен был. Я обездвижил инфери, разгадал анаграмму, запечатавшую злой дух в теле деда и экзорцировал его. Тело рассыпалось в прах.
Весь день я просидел в своей комнате. Ближе к вечеру собрал все необходимые вещи и вынес их из Дома. Получилось немного, почти полный чемодан. Вновь вошел в Дом, провел рукой по стене, прощаясь и извиняясь за то, что сейчас сделаю. Подойдя к выходу, я развернулся и достал палочку. Несколько раз сделал Инсендио на стружку и заготовки. Огонь весело побежал по стенам Дома. Я вышел из дома, не оборачиваясь. Поднял чемодан и аппарировал к воротам Хогвартса. Больше в Мейдстоуне меня ничего не держало.

Пару дней я просидел в спальне. Не хотел, чтобы кто-нибудь видел меня в таком состоянии. На третий день я вышел в гостиную, взял пергамент, перо с чернилами и написал письмо Велеславе, описав суть того, что со мной произошло. Она пригласила меня погостить к ней в Прагу. Я согласился. Не знаю, что бы со мной случилось, если бы не её забота. Я очень ей благодарен. За то время, что я учился в Хогвартсе, она стала для меня больше чем просто преподавателем или деканом, она стала моим другом. Человеком, которому я могу полностью доверять и для которого сделаю все, что будет в моих силах, чтобы помочь.
Днем Велеслава показывала свой родной город, ночью я уходил гулять по пустынной набережной, а после, сидя на парапете, ждал рассвета и молился.
Я прожил у нее, наверное, неделю.

В это время в Магической Британии во всю шла предвыборная гонка. Министерство ОВР и Министерство сопротивления выбирали новых министров магии. На пост министра ОВР был назначен Ричард Ледум, на пост министра сопротивления претендовал Рональд Фревин. Я особо не следил за этим и подробностей не знаю.

Во время каникул в школе появилась библиотека Ровены и я по заданию Аврората изучал её материалы. Многое из описанного там, особенно из раздела - «Предел Африки», навевало тревогу. Семь великих темных волшебников, семь темных артефактов затерянных в веках, рыцари способные победить их, пожертвовав собой. Картина складывалась весьма угнетающая.

Пришло письмо от Чариссы. Не знаю, был то какой-то магический вирус, что мой мозг отключился совсем, а осталась только «отвага и слабоумие», или мне было уже настолько все равно, что я согласился на подобное предприятие. Суть была в том, что некая девушка, давно учившаяся на Гриффиндоре, но которую никто из ныне учащихся не знает, пригласила свой факультет на прогулку по заброшенному особняку… Ночью… В лесу… Меня успокаивало только то, что с нами будет Хагрид, Тереза Бут, Фергюс МакЛир и Габриэль МакГонагалл.
Мы с Чариссой прибыли к месту встречи. Все были уже в сборе, к нам присоединился известный член МАГ (Магическая Ассоциация Героев) Эрнст Додо. Что-то в нем есть подозрительное, но не знаю что.
По дороге к особняку на нас напали красные колпаки, с этими мелкими тварями мы разобрались быстро. А вот на пороге особняка, нас уже поджидала весьма неприятная тварь – мантикора. Хорошо, что у кого-то был Флоридус Ультима. Мантикора, чихая, отползла от входа в особняк. Судя по подписям на портретах, особняк принадлежал семье Смит. В нем был идеальный порядок, и если бы не толстый слой пыли, можно было бы подумать, что он до сих пор жилой. В целом, это предположение оказалось недалеко от истины, в особняке действительно обитали призраки семьи Смит с прислугой и непонятная сущность, возможно полтергейст. Сущность эта была с весьма непредсказуемым характером, то помогала нам с осмотром помещений, то напротив, пыталась исцарапать кого-нибудь. Чары и экзорцизмы на неё не действовали, и мы решили просто быть с ней осторожнее.
На обеденном столе мы нашли выпуск «Ежедневного Пророка» за 1942 год. И действительно, призраки были одеты в костюмы примерно того периода, а горничная во всю славила Гриндевальда. Поначалу, призраки отказывались нам рассказывать, что происходило незадолго до того, как они умерли. Однако, потом выяснилось, что их отравила горничная, потом она собрала несколько личных предметов каждого жильца особняка и попыталась открыть ритуалом некий тайник. Мы узнали, что это были за предметы и предположительное место, где находился тайник. Судя по всему, он был все ещё не вскрыт. Когда мы осматривали подвальное помещение, где и должен был находиться тайник, мы обнаружили следы предыдущего ритуала, а мистер Смит проговорился, что их семья давно уже хранит это ожерелье. Мне вспомнилось описание одного ожерелья из книги, что была в библиотеке Ровены. Я уточнил у мистера Смита, то ли это ожерелье о котором я думаю, но он лишь сказал, что знать не знает ни о каком ожерелье. Мне это показалось весьма странным.
Тем временем Эрнст Додо решил взять все в свои руки и попросил нас всех покинуть помещение. Он заперся на Колопортус Ультима и начал проводить ритуал по открытию тайника. Судя по словам мистера Смита, который потом вылетел из этого помещения, ему это почти удалось. В смысле, что стража тайника он таки вызвал. Это был сфинкс, который придавил собой оглушенного мистера Додо. Тем или иным образом, он смог выбраться из этой ловушки. Сфинкса в помещении уже не было.
Мы собрали предметы исходя из воспоминаний призраков, и решили еще раз попробовать провести ритуал. Это был даже не столько ритуал, сколько подбор предметов, которые могли бы подойти. Через некоторое время, нам удалось подобрать правильную комбинацию и в центр фигуры выпало черное ожерелье. Внешне оно полностью совпадало с описанием ожерелья Эрешкигаль…
Было уже раннее утро, было решено оставить ожерелье у того, кто дотронулся до него первым, это был Тюдор Касл.
Кто-то вернулся к себе домой, я же был из тех, кто провел остатки каникул в Хогвартсе.
Tags: Хогвартские сезоны, бред, омут памяти, ролевое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments